Страница 61 из 61 ПерваяПервая ... 1151596061
Показано с 601 по 610 из 610

Тема: Яков Есепкин

  1. #601

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от olgafedina Посмотреть сообщение
    Вы из этих пзихиозитропов?
    Нет, Федина, я не профессиональный психиатр. Если твой шлак имел в виду психиатров.
    Но, чтобы понять, что по тебе дурка плачет, никаким профессионалом быть и не надо.
    Твоя шизофрения лезет у тебя из всех щелей.
    Лавочку закрой.
    Последний раз редактировалось Шкипер; 28.05.2020 в 21:28.
    И надежно склеим скотчем!

  2. #602
    Регистрация
    24.01.2013
    Сообщений
    3,989

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Шкипер Посмотреть сообщение
    Нет, Федина, я не профессиональный психиатр. Если твой шлак имел в виду психиатров.
    Но, чтобы понять, что по тебе дурка плачет, никаким профессионалом быть и не надо.
    Твоя шизофрения лезет у тебя из всех щелей.
    Лавочку закрой.
    Каку? свою чёли потерял?

  3. #603

    По умолчанию

    Федина опять от санитаров сбежала?
    И надежно склеим скотчем!

  4. #604
    Регистрация
    24.01.2013
    Сообщений
    3,989

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Шкипер Посмотреть сообщение
    Федина опять от санитаров сбежала?
    Сам то поди не сумел...

  5. #605
    Регистрация
    13.10.2012
    Сообщений
    183

    По умолчанию

    Яков Есепкин

    САДЫ НИКЕИ

    • «Ренессанс искусства, появление великой литературы всегда тождественны эпохе упадка. Это доказывает и феномен Есепкина.»
    М. Стечин



    I

    Молодое вино излием
    На стольницы владык всеодесных,
    Не дождался еще Вифлеем
    Бледных агнцев и музык чудесных.

    Полны кубки и внове столы
    Дышат мрамром, тиснят им фиолы,
    Иудицы ль одне веселы,
    Ах, не плачьте по небу, Эолы.

    Где морганы о злате горят
    И темнятся букетники мая,
    Наши мертвые тени парят,
    Над юдолию желть вознимая.


    II

    Клеем розные пудры к челам
    Навием и к звездам – диаменты,
    Днесь хватится ли емин столам,
    Ах, гуляйте, Фатимы и Енты.

    Се алмазы, а с воском оне
    Истекают свечным, а фиолы
    Блещут мглою, где бились в огне
    Махаоны, еще богомолы.

    Как вертятся о млечных шелках
    Молодые сильфиды пред нами,
    Тени роз и тлеют на висках
    Под собитыми тьмой коронами.

    III

    Выбьем желтию персты, со лбов
    Мертвых розочек батики снимем,
    Хоть беззвездных встречайте рабов,
    Мы шелка абиссинские имем.

    Что и Смерти победа, визит
    Ада в горнем июле потешен,
    Мгла Аксумского царства скользит
    Во рубиновой неге черешен.

    Плачет, вишни срывая, Адель,
    Нас алмазные ждут пировые,
    И точится порфировый эль
    Чрез фаянс на шелка меловые.

    IV

    И легко небеса целовать
    Ангелочкам во крови пасхала,
    Черствым хлебом камен баловать,
    Всякой юне – просфирка иль хала.

    Ах, коварные эти балы,
    Се и трюфели ядом чинятся,
    Мглой порфирною виты столы,
    Где юдицы серебром ценятся.

    То язмин и под хлебом вино,
    И серебро нещадно белеет,
    И тянут вдоль колонниц рядно,
    Кое нощно звездами всетлеет.

    V


    Губы в мраморе темная злать
    Выбьет нощно, фиол сокрушится,
    И тогда небесам исполать,
    Где еще сон безумцев решится.

    Милость звездная паче судьбы,
    Наши тени Геката лелеет,
    Холодны ли мраморные лбы,
    Сам Аид им венцов не жалеет.

    Из Вифании как нанесут
    Ангелки черных трюфлей и мела
    Райских яств - удушенных спасут,
    Чтоб всевечно музыка гремела.

    VI

    Выйдут нощно из тени певцы
    К серебряным темнящимся хвоям,
    Здесь и наши сотлели венцы,
    Как узнать их окарину воям.

    Тушь лиется на мраморный стол,
    Плачут с ядом в устах меловницы,
    Очарованный пуст ли престол,
    Точат царские веи темницы.

    Ах, мила некоронным главам
    Сех венцов диаментных окладность,
    Виждь, по нашим течет рукавам
    Вдоль серебра небесная хладность.

    VII

    Свечи кровию лишь отисним,
    Иудиц череды возлетают,
    А и наше письмо, Ероним,
    Разве с чернью ночной сочетают.

    Суе глорию млечности петь,
    О порфирах златых расточаться,
    К наднебесным столам не успеть,
    Что на царствие это венчаться.

    Ах, Господь, ангелочки ль Твое
    Нитью, нитью свиты золотою,
    Вижди нас хоть в кровавом резье
    Над стольницей всенощно пустою.


    VIII

    От пасхальников свечи затлим,
    Перевитые кровью святою,
    Мы ли темное миро белим,
    Так оно и с канвой золотою.

    Где хоть мытари, пуст вертоград,
    А садовники глиной торгуют,
    У губителей днесь маскерад,
    Фарисеи одне четвергуют.

    Как еще вековые столы
    Иудицы начиньем заставят,
    И плеснем со порфировой мглы
    Бель, всезрите – се Иды картавят.

    IX


    Как еще не допили шато ль,
    Арманьяк золотой и рейнвейны
    Царств Парфянских и Савских - о столь
    Бьются звезды, а мы небовейны.

    Меловниц всепечальных шелки
    Во сундуках тлеют окованных,
    Днесь летят и летят ангелки
    Не во память ли чад царезванных.

    Се, ищите нас, челяди, впредь
    С мелом красным в зерцальников течи,
    Где тускнеются воски и бредь
    Снов беззвездных лиется под свечи.

    Пророчество современника – за двадцать лет до глобального мирового кризиса. В России издана культовая эсхатологическая трилогия андеграундного писателя Якова Есепкина. Книги мистерии-триптиха «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «На смерть Цины» (электронная и печатная версии) на ведущих интернет-ресурсах. Сегодня Есепкин входит в элитарный круг литераторов, претендующих на получение Нобелевской премии.
    • Вниманию издательств, издателей, заинтересованных лиц – Есепкин (Мирс Артинин) открыт для сотрудничества. К изданию подготовлены книги «Сангины мертвых царевен», «Антикварные пировые Вифании», «Пурпур», «Эфемериды», «Сонник для Корделии». Контакт: mettropol@gmail.com



  6. #606
    Регистрация
    13.10.2012
    Сообщений
    183

    По умолчанию

    Яков Есепкин

    СИЕСТЫ У ГИАД

    • «Постсоветская литература, существующая в метафизическом формате, обрела имя и тут же начала от него избавляться. На этот процесс ушли десятилетия, за это время на сумрачном фоне Есепкина мелькали самые различные персоналии, от Вознесенского и Евтушенко до Пелевина и Толстой.»
    Г. Маковский

    I

    Бледный воск мишурою златой
    Увием, паки свечки тлеенны,
    Се и розы полны темнотой,
    И ваяния пиров изменны.

    Хвоя, хвоя, гори для иных,
    Заждались мглы и маков юноны,
    Тще от яств умирают земных,
    Тще о звездах и царские троны.

    Ах, еще ль ангелки золоты
    И меловницы белят сувои,
    Где кровавые к Богу персты
    Мы всё тянем из морочной хвои.

    II

    Маки светлые в темном аду
    Тени фивских младенцев срывают,
    Пудрой тусклые бляди нуду
    Бесовскую от Пана скрывают.

    Где кровавые мальчики, сех
    Убеляли настурции туне,
    Стоит литии ночь, обо всех
    Мглы претиснят басму во июне.

    Ах, колодницам снов исполать,
    Кровь пили, а муары белились,
    Век юнетки чудесные злать
    Нашу вьют, чтоб их шелки целились.

    III

    Столы в мраморе хоть ли возьмут
    Кириафские яды, свечами
    Опалим их, герои имут
    Скупость вдов и клинки меж плечами.

    Тусклый май, возгорайся, цвети,
    Гибли римляне стоя, а ныне
    Сами тонем о мрачной желти,
    Нощь угодна тартарской пустыне.

    Как уснем, внове Цины ядят
    Недоспелые вишни и форы
    Злым харитам дают, и следят,
    Чтоб лишь кровью тиснились амфоры.

    IV

    Фарисеев и бледных купцов,
    И детей их Геката взирает,
    То и бал для сугатных ловцов,
    Кто всехмелен, легко умирает.

    Виждь обручников, желтью свитых,
    К сем опасно еще прикасаться,
    Ядом поят великосвятых,
    Им ли с башен сарматских бросаться.

    Никого, никого не спасти,
    Залы полнит арма золотая,
    И виньетки тянут по желти
    Балевницы, муары листая.

    V

    Ветхий мрамор с меловых ланит
    Докрошим хоть о звездах и небе,
    Виждит персть, кто еще именит,
    Кто и рек о тлеющемся хлебе.

    Пойте, сильфвы, нисан золотой,
    Мы ль во шатах сиреневых плачем,
    Полны кубки паршою свитой,
    Се, тюльпаны мы звездные прячем.

    Се обводки тлеенных лилей,
    Се тюльпаны, тюльпаны блистают,
    Се на ветхость мраморных аллей
    Тени мертвых певцов налетают.

    VI

    Темен бал, да и некому петь
    Ныне глорию юнам одесным,
    Зловертятся шелка, не успеть
    Саломее ко еминам тесным.

    Гипс музейный оплачем, Корнель,
    Молодое серебро аллеи,
    Туберозы Лиона, шанель
    Тени вьют Полиекта и Леи.

    С нами вместе пред течной басмой
    Во задушках царевны мелились,
    Ядов мглу совивали тесьмой
    И серебра пия, веселились.

    VII

    Лишь заплачем, со мраморных уст
    Шелест крови слетит, уберутся
    В мреть и злато юноны, август
    Их целил, хоть бы мелом отрутся.

    Вишен ждут пировые столы,
    Нежность вдов и темней целованья
    Отравленных девиц, веселы
    Ныне гости холопского званья.

    Ах, пируйте, не плачьте, от вин
    Краснозвездных мы сами хмелеем,
    И вертимся меж шелков Мальвин,
    И о пурпуре только жалеем.

    VIII

    Кто о персти ночной воздыхал
    И точится в незвездности камор,
    Хоть поставим червовый пасхал
    На вифанский увеченный мрамор.

    Хватит Марфе кутьи и просфир,
    Овиенных глазурной каймою,
    Услаждайся, маковый Зефир,
    Виждь меловниц, помазанных тьмою.

    От каких еще вербных аллей
    Нанесло их, каким экипажем --
    Нощь терзать, где и мела белей
    Сокаждится фаянс под винтажем.

    IX

    .
    Любят розы менины, сурьму
    Августовских запекшихся вишен,
    Май, август ли, бежим хоть во тьму,
    Иреника, здесь ангел не лишен.

    Черствость вдов мрамор наших теней
    Леденит, и юдольно старлетки
    Веселятся, портальных огней
    Убегая, теряют балетки.

    Золотыя - сегодня висят
    Фреи те в околдованных смрадом
    Цветниках, и небесность гасят,
    Вместе с Летним цветя вертоградом.


    • Пророчество современника – за двадцать лет до глобального мирового кризиса. В России издана культовая эсхатологическая трилогия андеграундного писателя Якова Есепкина. Книги мистерии-триптиха «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «На смерть Цины» (электронная и печатная версии) на ведущих интернет-ресурсах. Сегодня Есепкин входит в элитарный круг литераторов, претендующих на получение Нобелевской премии.
    • Вниманию издательств, издателей, заинтересованных лиц – Есепкин (Мирс Артинин) открыт для сотрудничества. К изданию подготовлены книги «Сангины мертвых царевен», «Антикварные пировые Вифании», «Пурпур», «Эфемериды», «Сонник для Корделии». Контакт: mettropol@gmail.com






  7. #607
    Регистрация
    13.10.2012
    Сообщений
    183

    По умолчанию

    Яков Есепкин

    ГРАНАТОВЫЕ СИЛЬФИДЫ

    • «Книги Есепкина своей художественностью превосходят известные эталонные образцы русской литературы. Но это немыслимая, внетрадиционная, ультратемная художественность.»
    Ю. Капельман


    I

    Бледных юношей злая парча
    Золотистою мглою совила,
    Где лесбийский пожар каланча
    Царства Савского небам явила.

    Всё Розина с Олимпией ждут
    Принцев крови и герцогов статных,
    Кони Ада ушами прядут,
    Меч и будит младенцев сугатных.

    Яд мешали принцессы в вино,
    Герцогини от яств залетели,
    И консьержей рябое сукно
    Тлит парадные наши постели.

    II

    Гребни желтых окладов легки,
    Амстердам наводнили химеры,
    Нощно талии нимф высоки,
    А рифмовницам чужды размеры.

    Сад лелеет пиано, манит
    Свет и мглу тирских линий молочность,
    Где истлели шелка меццонит,
    Италийская дремлет барочность.

    Се ж парадные, вьется листва,
    Исаакий горит за червицей,
    И бессмертье вступает в права
    Над колонией муз белолицей.

    III

    Тьма в зерцалах виется пустых,
    Столы яств обреченны лишь ядам,
    Не отроков ли петь золотых
    Всемладым фьезоланским наядам.

    Мел и басму с ланит оботрем,
    Без лилей соявимся у Гебы,
    Се, воистину мы не умрем,
    Паче мая каморные хлебы.

    Алчны музы, иные жалки,
    Ах, Ниневии феи восплачут,
    Где благие доднесь ангелки
    Наши темные лилии прячут.

    IV

    Стол всещедрый ломится, пасхал
    Упокойный ли ныне алеет,
    Светоч камор божественно ал
    И фаянс от вина тяжелеет.

    Нас меловницы нощи опять
    Ждут урочно, восковя и тесьмы,
    Четверговкам сейчас вопиять
    Суе, с алыми розами, здесь мы.

    Ах, горит меж губами вода
    У каких небовольных эриний,
    Нощь пуста, лишь и тлеет Звезда,
    И серебро точится от циний.

    V


    Нитки выдернут фавны из вей,
    Бал грядет – подлетай, веселые,
    Чу, голема начинье мертвей
    И валькирии мечутся злые.

    Вот и ангелы тверди, оне ль
    Моргиану совлечь торопятся,
    Крошка Цахес вдыхает шанель,
    Здесь продавцы веков не скупятся.

    Ал небашенный хором пустой,
    Отобедали духи, а ужин
    Средь гусынь чает фавн золотой
    В нитках слив и червивых жемчужин.

    VI

    Пей, август, молодое вино,
    Ядом перси юнон востекают,
    Бал невест завершился давно,
    Ит картавящих в ад ли пускают.

    Суе узкие эти следы
    Меццонит узодарственных тлели,
    Пал Петрополь – горите, Сиды,
    Царскосельские нежьте пастели.

    Флорентийская полночь мертва,
    Прадо нас лишь ожелтит сурово,
    Где картен холостая канва
    Источилась во темное слово.

    VII

    Вишни в мраморной крошке фаянс
    Побиют и незвездные хлебы,
    Се ли яствия, сказочник Ганс,
    Мы одне и ночуем у Гебы.

    Ах, ужель не осталось чернил,
    Хоть и мраморных, ветхих, тлеенных,
    Ах, Царь-колокол туне звонил,
    Мир забудет владык опоенных.

    Яд хозяйка еще пренесет
    Меж начиний, сим ночь обиется,
    И никто их, никто не спасет –
    Всяк со вишней узорной тлеется.

    VIII

    Вдоль пасхальников змеи свились,
    Течный воск от колец ниспадает,
    На певучесть камен мы велись,
    Кто сейчас их еще соглядает.

    Просфира, просфира ли чадит,
    Се и хлеб, и диамент нещадный,
    Не за теми Геката следит,
    Нас лишь пламень чарует обрядный.

    Воски лейте, сколь мало вина,
    Сколь и желти в крови не хватилось,
    Нощь пустая юдольно темна,
    Где во кровь столованье цветилось.

    IX

    Меж созвездий лилеи цветут,
    Взнимем лики в холодную млечность,
    Аониды хотя ли почтут
    Май пенатов и нашу увечность.

    Се юдицы опять веселы
    И о них злые вдовы мелятся,
    И гнетет вековые столы
    Желть цветков, и оне веселятся.

    Здесь любили и мы пировать,
    Сгнили яства и сад неутешен,
    Хоть явимся еще - обрывать
    Звездный цвет с мертвожелтых черешен.


    Пророчество современника – за двадцать лет до глобального мирового кризиса. В России издана культовая эсхатологическая трилогия андеграундного писателя Якова Есепкина. Книги мистерии-триптиха «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «На смерть Цины» (электронная и печатная версии) на ведущих интернет-ресурсах. Сегодня Есепкин входит в элитарный круг литераторов, претендующих на получение Нобелевской премии.
    • Вниманию издательств, издателей, заинтересованных лиц – Есепкин (Мирс Артинин) открыт для сотрудничества. К изданию подготовлены книги «Сангины мертвых царевен», «Антикварные пировые Вифании», «Пурпур», «Эфемериды», «Сонник для Корделии». Контакт: mettropol@gmail.com



  8. #608

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Leda2 Посмотреть сообщение
    Яков Есепкин

    ГРАНАТОВЫЕ СИЛЬФИДЫ

    • «Книги Есепкина своей художественностью превосходят известные эталонные образцы русской литературы. Но это немыслимая, внетрадиционная, ультратемная художественность.»
    Ю. Капельман


    [/B]
    Капельман дело говорит... эта внетрадиционная ультратемная художественность нашла отклик в сердце известного украинского мецената, спортсмена, политика, да и вообще хорошего человека... как он крылато выразился, "лучше рука в небе, чем синица в журавле"


  9. #609
    Регистрация
    13.10.2012
    Сообщений
    183

    По умолчанию

    Яков Есепкин

    СУКРОВИЧНЫЕ ВИШНИ У ИРОДА

    • «Ценителям Пруста или Борхеса, вновь решившим отправиться на поиски утраченного времени, либо вознамерившихся изучить его поливариантность, как и поливариантность будущего в целом, можно порекомендовать к чтению книги Есепкина. В них та же глубина и сила, но современника легче воспринимать и понимать.»
    Л. Самойлова
    I


    Подвенечные платья кроты
    Сотаили для моли в комодах,
    Цахес зол, а пурпурные рты
    Шелкопрядов толкуют о модах.

    Се камелии, нежат они
    Дам бальзаковских лет и служанок,
    Тайно Эстер манили огни
    К юной Кэри от вей парижанок.

    Источись, вековая тоска,
    Нас оплакали суе теноры,
    Падшей оперы столь высока
    И лиются под ней фа миноры.

    II

    Конквистадоры в Персиях спят,
    Хороши ль абиссинские вина,
    Пировые колодниц слепят,
    Где и лес, и пиров сердцевина.

    Рим барочный собился о штиль
    Каталоньи, гуляй кто желаем
    Аонидой, путрамент в утиль
    Обращен королем Николаем.

    Станет вечной Герникой весна,
    Музам кровью восцветят ланиты,
    И очнется Петрополь от сна,
    Всех оплачут, сребрясь, меццониты.

    III

    Хлебы вечери лишь надломим,
    О столах четверговки смеются,
    Внове май желтизною томим
    И сирени порфирные вьются.

    Премучения наши легки
    И трапезы с Аидом тлеенны,
    Выше звезд юровые цветки,
    Но амфоры Вифании пенны.

    Мы ль стенаем еще в пировых
    И над хлебами горькими плачем,
    И вечерий алкая живых,
    Золотыя букетницы прячем.

    IV

    Лигурийских мы чаяли волн,
    Сень империи зиждется внове,
    Яствий стол императорский полн,
    Жены лилии шлют Казанове.

    Не меловые каморы спят
    Летаргическим сном, а Сирены,
    Туне звать, царедворцы хрипят,
    Вечный Рим отсчитал соверены.

    Тот ли призрак венечной вдовы
    Туберозы с шелков новомодных
    Расточил и лелеют волхвы
    Змеек в терпкости аур комодных.

    V

    Тайной вечери бледных детей
    Берегут фарисеи теченье,
    Вьются локоны близу ногтей,
    Свечки смерти вершат обрученье.

    Орлеанскую деву любить
    Розокудрым вольготно амурам,
    Разве детки венечных убить
    И могли насмех угличским курам.

    Бьют начиние, трюфли едят,
    Пьют не чокаясь фата-морганы,
    И кровавые тени следят
    В царских операх Юзы и Ханы.


    VI

    Музы, Музы, не плачьте о нас,
    Хватит вечности шелков сокровных,
    Тще восславил безумцев Парнас,
    Где еще и найти неборовных.

    Были дамы с камельями злы,
    Вкруг паргелии блещут, камени,
    Золотые резвились ослы,
    Где сейчас лишь багряные тени.

    Желтый Питер следя, Полиект
    Дивных ростр оглядит чаротечность,
    И на гаснущий Невский проспект
    Опустится шелковая млечность.

    VII

    Гипсы вечность и любит одне,
    Тьма августа колонны овеет,
    Скорбь утопим в ахийском вине,
    Эос пусть над Невой розовеет.

    С Мельпоменою ль ветхой рыдать,
    Мы лишь тусклым нисаном коримся,
    Хоть из смерти еще передать
    Цинам вишен и мглы исхитримся.

    Тушь ведите, менины, по сим
    Бледным агнцам, их гипсам калечным,
    Веясь, мелом сады угасим,
    Всех под мрамором узрите млечным.

    VIII

    Полон Рим благовонных гусей,
    Углич кровию залили куры,
    Венценосные отроки сей
    Маринад ценят в цвете сакуры.

    Гоям туне бежать Алкалы,
    Дон Мигель тешит дев ханаанских,
    Преломятся и ныне столы
    От кошерных гешефтов испанских.

    Стулья венские чресла блядей
    На меловость царевн поменяют,
    Маковицы узрит иудей –
    Их венечье лишь к мертвым склоняют.

    IX

    Фавны оперы нас охранят,
    Веселяся, витийствуйте, хоры,
    Сводность ангели тусклые мнят,
    Режут цоколь мелки Терпсихоры.

    Белый царь ли, мышиный король,
    Всё б тиранить сиим винограды,
    Темных свечек заждался Тироль,
    Негой полны Моравии сады.

    И куда ж вы несетесь, куда,
    Италийские ангели требы,
    Нас одела иная Звезда
    Во гниющие мраморы Гебы.


    • Пророчество современника – за двадцать лет до глобального мирового кризиса. В России издана культовая эсхатологическая трилогия андеграундного писателя Якова Есепкина. Книги мистерии-триптиха «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «На смерть Цины» (электронная и печатная версии) на ведущих интернет-ресурсах. Сегодня Есепкин входит в элитарный круг литераторов, претендующих на получение Нобелевской премии.
    • Вниманию издательств, издателей, заинтересованных лиц – Есепкин (Мирс Артинин) открыт для сотрудничества. К изданию подготовлены книги «Сангины мертвых царевен», «Антикварные пировые Вифании», «Пурпур», «Эфемериды», «Сонник для Корделии». Контакт: mettropol@gmail.com


  10. #610
    Регистрация
    13.10.2012
    Сообщений
    183

    По умолчанию

    Яков Есепкин

    ФЛАМАНДЦАМ

    • «Астенический синдром давно поразил крупные российские издательские холдинги, существующие за счет госдотаций и темных схем. Современная литературоведческая элита путается в нормах орфографии и синтаксиса. Здесь не с кем говорить о великом искусстве, это категорический императив. Есепкин фатально одинок на своем ледяном Эвересте.»
    Д. Портников

    I
    .
    Золотыя шары отисним
    Тонкой нитью червовой ли, пудрой,
    Спит Щелкунчик во мелах, а с ним
    Легок Рании сон белокудрой.

    Хвоя бледная, царственный мел,
    Юность злая и где, от германок
    Прочь, Гофман, сколь бояться умел,
    Веселись над фольгою креманок.

    Всё порфирные эти канвы
    Ближе к утру меловницам снятся,
    И герольды молчат, и главы
    Нимф со хвоями кровью тиснятся.

    II

    Желть во гребневом спрячем папье,
    Мчат морганы по лунному следу,
    Где чернильницы, Лютер, твое,
    Суе ж баловать спящую Леду.

    Рыцарь бедный клянет Амстердам,
    Фонари днесь и мельницы красны,
    Под химерами тих Нотр-Дам,
    Виночеев синкопы напрасны.

    Внесть алмазы сюда, голова
    Иоанна ль взыскует муаров,
    Ах, в путрамент наш желти канва
    Истекла из пустых будуаров.

    III

    Се, гудят пировые без нас
    И точатся небесности мая,
    Хоть и лилии зрит ли Парнас,
    Ядъ пием, их ещё вознимая.

    Апронахи ль кровавы, одно
    Их звездами цветили камены,
    Лейте, лейте на мрамор вино,
    Всемладые певцы Мельпомены.

    Тще искать и мраморных огней,
    Звезд обводки в миражах тлеенных,
    И одне хороводы теней
    О музыцах стенают военных.

    IV

    Ах, свечельницы гасятся тьмой
    И гранатовых замков тенета
    По нарезам ведут суремой,
    Всякой деве альковной -- виньета.

    Сколь одесно еще пировать
    Милым феям и тени испевны,
    Будем лилии Асий срывать,
    Хоть всесводность увидят царевны.

    Сех пасхалы во желть увили,
    Желть со кровию льется по воскам,
    Где лилеи на тронах цвели
    И дарили безсмертие Тоскам.

    V


    Чермных роз ароматы пьянят
    Бедных рыцарей, бледных апашей,
    Май вознесся и кущи манят
    Див и агнцев порфирною чашей.

    Обернитесь, Гиады, камней
    Мы черствее, из штофов меловых
    Яд цедим, соглядая теней,
    Буде пир во трапезных столовых.

    Как упьется аидская рать,
    Ханаан черепки отсчитает,
    И явимся тогда умирать
    В майском золоте, кое не тает.


    VI

    Перси млечных красавиц желты,
    А и золото мы не ценили,
    Убелим гребневые холсты,
    Мел оставим на басмовой гнили.

    Виноградные вина горят,
    На басмах серебрятся виньэты,
    Се рубины и кольца дарят
    Бледным юнам всетусклые Эты.

    В наш путраментный мрамор стеклась
    Тусклость эта, юлою вертится,
    Меловая была, но сожглась
    Кровь чернил и наперстно желтится.

    VII

    Юных граций совьются шелка,
    Заплетут повилику в лилеи,
    Низок хмель, а еще высока
    Персть юдоли и тьма Галилеи.

    Хлеб порфирный на блюдах истлел,
    Мыши ловко снуют меж суповниц,
    Кто и вишни с царевнами ел –
    Мертв давно и не тризнит альковниц.

    И еще лики фей взнесены,
    Мускус Фив и Асии точится
    Над столами, и к замкам Луны
    Мертвый всадник со лилией мчится.

    VIII

    Ледяные пасхалы затлим
    Хоть цветочною желтию палой,
    Это мы, это мы возбелим
    Тьму юдоли восковницей талой.

    Сумасшедших камен ли унять:
    Нощно в окна ломятся и двери,
    Благоречно еще отемнять
    Колченогих рабынь Алигъери.

    А к столам всепустым нанести
    Просфиры и кагоров укажут
    Данаидам – и мы о желти
    Станем тлеть, аще хлебы ей мажут.

    IX


    Май волшебный, цвети и лелей
    Тень Венеции, злать Одеона,
    Мы любили небесность аллей,
    Изваянья - призрачней Сиона.

    Фей белили те гипсы и вот
    Мглой портальный лишь сад овевают,
    Вьют юдицы лозою кивот,
    Днесь однех нас, однех убивают.

    Хоть скорей, ангелочки, сюда
    Отлетайте, под сени пустые,
    Всё меж губ наших рдеет вода
    И точатся в ней тьмы золотые.

    • Пророчество современника – за двадцать лет до глобального мирового кризиса. В России издана культовая эсхатологическая трилогия андеграундного писателя Якова Есепкина. Книги мистерии-триптиха «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «На смерть Цины» (электронная и печатная версии) на ведущих интернет-ресурсах. Сегодня Есепкин входит в элитарный круг литераторов, претендующих на получение Нобелевской премии.
    • Вниманию издательств, издателей, заинтересованных лиц – Есепкин (Мирс Артинин) открыт для сотрудничества. К изданию подготовлены книги «Сангины мертвых царевен», «Антикварные пировые Вифании», «Пурпур», «Эфемериды», «Сонник для Корделии». Контакт: mettropol@gmail.com



Страница 61 из 61 ПерваяПервая ... 1151596061

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Тема просмтрена более 10K раз

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •